Кин по и про

Кин Энциклопедическом словаре Кин Цецилия Исааковна 190592 литературный критик, публицист Жена В П Кина В книгах Миф, реальность, литература 1968, Итальянскиемозаики 1980, Алхимия и реальность 1984 панорама политической, культурной и литературной жизни современной Италии Мемуары наст фам Суровикин Виктор Павлович 190337 русский писатель Вромане По ту сторону 1928 героика Гражданской войны на ДальнемВостоке Репрессирован реабилитирован посмертно Kean семья английских актеров, отец и сын 1 Эдмунд 17871833, представитель английского сценического романтизма Прославился пьесах У Шекспира Придавал сценическим образам большую общественную значимость 2 Чарлз 181168, играл мелодрамах Добивался исторической достоверностив своих постановках. Майянская цивилизация оставила нам немало загадок и вопросов Эта древняя культура начала формироваться еще за два тысячелетия до нашей эры и своего расцвета достигла период с 250 по 900 год нашей эры Майя были прекрасными астрологами и астрономами Например, их расчеты движения Венеры расходились с современными астрономическими данными всего на несколько секунд год Что же касается календаря майя, то необходимо отметить, что он даже лучше соотносится с астрономическим годом, чем современный григорианский календарь Как показывают исследования, древние майя жили по нескольким календарям Все они являлись правильными и должны были помочь составлении единого, самого точного, полностью отражающего космические циклы календаря индейцев майя. Хааб Haab гражданский календарь майя Это был солнечный календарь, состоящий из 365 дней Хааб делился на 19 месяцев 18 из них было по 20 дней, а одном только пять дополнительных дней без имен этот месяц добавлялся для того, чтобы общее число дней равнялось 365 Эти пять дней назывались Вайеб Они считались несчастливыми Дни внутри месяца нумеровались числами от 0 до 19 Этот календарь лежал основе сельскохозяйственных работ и повседневной жизни майя Месяцы календаря хааб носили следующие названия Поп, Во, Сип, Соц, Сек, Шуль, Йакшин, Моль, Чен, Йаш, Сак, Кех, Мак, Канкин, Муан, Паш, Кайяб, Кумху, Вайеб. Muslimov Peculiarities of prospecting development of oil fields under market economy conditions manl Kazan Tatarstan Republic s Academy of Sciences Fan publishing house, 2009 727. Muslimov Once again about ssian Energy Strategy till 2030 Oil economy 2011.

Функция комментирования доступна только для зарегистрированных пользователей. Кроме того, энергии Любого Кина представляют собой сочетание одного из 13 Галактических Тонов Творения первичной структуры лучистой энергии, пульсирующей из центра Галактики, состоящей из 13ти различных типов энергии, с помощью которых можно поэтапно описать основные принципы проявления любого внутреннего Состояния, и соответственно выбранных из этого состояния целей от воссоединения с выбранной человеком Целью на внутреннем уровне, до ее конечной реализации Форме и осознаванию и интеграции полученного опыта реализации этой цели свое Ядро Личности и одной из 20 Солнечных Печатей резонансной структуры, вибрационной формы, которая конкретизирует возможные выборы опытов, проживаемых человеком связи его Тоном Творения, а точнее, способы реализации этих опытов, и является одним из 20ти возможных спектров диапазонов проявления Энергии этого Тона, через 4 направления Сторон Света и соответствующие им 4 Цвета Красный, белый Синий, желтый и присущие им характеристики. Имя КиН, символизирующее особый стиль производства, соединяющий бережное отношение к традициям классического виноделия, неукоснительное следование современным технологиям и уважение к своему покупателю, стало одним из немногих имен российской алкогольной отрасли, имеющих право гордиться и своей историей, и достижениями. В декабре первого военного года линия фронта проходила буквально нескольких километрах от ограды завода Немцы стояли уже Химкинском районе, бомбили мост через канал имени Москвы, совсем близко к которому и сегодня располагаются заводские цеха Крупные предприятия тогда эвакуировали, но будущий КиН всю войну продолжал давать людям работу и средства к существованию В голодные военные месяцы, когда хлеба не хватало, у ворот завода выстраивались огромные очереди за бардой, из которой люди научились варить кисели, а из ее гущи печь лепешки Так продукция Химкинского завода буквальном смысле спасала множество людей от голодной смерти. Во дворе на ул Белинского, 60е годы Рядом с заводом, 60е годы Территория завода, 60е годы Заводчане, 60е годы.

Кин по и про

Цех сувениров, 70е годы Ленинградское шоссе, 70е годы Коллектив завода, 1973 год Слет передовиков производства, 1977. Дегустационная комиссия во главе с Кюркчу С Г 1987 год Лаборатория, 80е годы Цех натуральных настоев, 80е годы Линия розлива, 80е годы. Окончание антиалкогольной кампании киновцы отметили 1988 году, когда на заводе была смонтирована и пущена эксплуатацию автоматическая линия итальянского производства для розлива сувенирного коньяка. К 1993 году Московский завод концентратов и напитков пришел многоотраслевым предприятием по производству алкогольных и безалкогольных напитков. Являясь законопослушным юридическим лицом, предприятие потратило немало усилий на получение юридических документов, призванных продемонстрировать желание остаться на алкогольном рынке всерьез и надолго. К празднованию начала нового тысячелетия КиНовцами был также приурочен выпуск коньяка с говорящим названием Миллениум В этом же году родились новый КиНовский коньяк Золотые купола и знаковый для завода бренд коньяк Старый Город.

Кин по и про

В 2005 году, специально к 65летию завода, был разработан коньяк Киновский трехлетний, который за короткий срок сумел добиться признания среди потребителей и профессионалов В форму этикетки изначально была заложена ассоциация правильного выбора, построенная на позитивном графическом знаке галочка, а на происхождении и качестве товара акцентирует внимание общая часть названия продукта и предприятия, которое потребитель знает много. В 2009 году на Московском винноконьячном заводе было выпущено 946 392 декалитров коньяка Киновский, результате чего марка Группы Компаний КиН стала лидером по объемам производства и продаж коньяка России Этот объем превзошел выпуск продукции, розлитой потребительскую тару, любого другого производителя нашей стране, что подтверждают данные Росстата. Персональная Галактическая Печать символическим языком повествует о том кто мы есть, как энергопотенциал Она показывает, что именно нам следует делать жизни и какие качества данной энергии нам необходимо освоить и воплотить. Так как 24 января предшествует 26 июля, то по та блице лет находим предыдущий год, 1938 Таким образом, кин года 89, это Спектральная Луна. Нет денег И деньги, и документы, и валюта всё осталось у экскурсовода Ну, так получилось Отошли на секундочку, и затерялись песках.

Кин по и про

А этот паца́к все время говорит на языках, продолжения которых не знает. Ну, гравица́ппа это то, без чего пепела́ц может только вот так летать делает горизонтальный жест рукой а с гравицаппой любую точку Вселенной фьюить за пять секунд. Или ты сейчас даёшь нам эту спичку, или меньше чем за семь коробков мы тебя на Землю не положим. Владимир Николаевич, у тебя дома жена, сындвоечник, за кооперативную квартиру не заплачено А ты тут мозги пудришь Плохо кончится, родной. А пацаки и чатлане это национальность Нет Биологический фактор Нет Каста Нет Лица с других планет Нет А чем они друг от друга отличаются Ты что, дальтоник Скрипач Зелёный цвет от оранжевого отличить не можешь Турист. Сказано пацакам клетке выступать, значит надо клетке Чё выпендриваетесь. Дядя Вова Цапу надо крутить цапу На Сам делай Мне нельзя, я чатланин Уйди отсюда Как советовать, так все чатлане, а как работать Киндермат Нечестная игра Ты специально мои ходы плохо думал Своими мозгами надо играть Как он может своими мозгами играть, когда он эти куклы первый раз видит. Уэф, ты когданибудь видел, чтобы такой маленький пацак был таким меркантильным. Товарищ эцилопп Они у нас вещи украли Поймайте их Сорок чатлов Нету чатлы Всё у экскурсовода И скрипка у них чужая. Нас плюкане транклюкировали, пока мы на гастролях были За что За то, что мы их не успели А вы их за что Чтоб над головой не маячили И все погибли Конечно.

Гедеван, не нужно Ты молодой, поживи ещё Может быть, чтонибудь переменится Скрипач не нужен, дядя Вова. Тормози Тормози Тормози Как я могу затормозить, когда ты всю тормозную жидкость выпил Алкаш. Друг, у вас какая система Разрешите взглянуть Система обычная Нажал на кнопку и дома. Также, на почве декораций Данелия слегка потроллил пиндосскую школоту, снимающую малобюджетное кино После выхода фильма эта самая школота обратилась к Георгию Николаевичу с просьбой сделать для них спецэффекты, так как была потрясена реалистичностью полета пепелаца На что Данелия по секрету сообщил им, что это были вовсе не спецэффекты, а пепелац летал на самом деле Просто перед съемками он обратился к военным, и те дали ему гравицаппу, а после съемок забрали, и теперь пепелац, к сожалению, не летает В родном Минобороны троллинг не оценили позвонили Творцу и наорали Вы что дурака валяете А он им Вы должны радоваться, что американцы всерьез думают, что у вас такая супертехника, способная любую громаду воздух поднять. Пожизненный эцих с гвоздями рас груз цихэ тюрьма крайне серьёзная мера наказания Круче только транклюкирование на месте Фактически представляет собой цинковый гроб на колесиках с гвоздями внутри для пущей остроты ощущений котором хранят заключённых.

Цапа деталь пепелаца, представляющая собой ржавую гайку Также, возможно, составная часть гравицаппы Щас, цапу поставим. Цак колокольчик для носа, который, как низшее сословие, должны носить все пацаки на Плюке Если прочитать наоборот, получится, внезапно Общество галактике Киндзадза вообще и на Плюке частности кастовое, с вялотекущим расизмом, но есть нюанс положение касты непостоянно и зависит от местонахождения конкретный момент Все обитатели галактики делятся на пацаков и чатлан это не расы, не биологические виды, не сословия, не классы, не касты привычном нам смысле слова и не звания это пацаки и чатлане На глаз отличить одних от других невозможно, но визатор детектор для распознавания безошибочно определяет, кто чатланин, а кто пацак Аналогично, планеты делятся на пацакские и чатланские похоже, что по тому же визатору Каждая группа верховодит на своих планетах и влачит рабское существование на чужих Все представители низшей касты носят носу колокольчики цак и Плюк чатланская планета, поэтому на ней чатлане относятся к пацакам, как белые к неграм лет сто назад, хотя при этом и шагу без них ступить не могут Перебравшись на пацакскую планету Хануд, слуга и господин мгновенно и без особого дискомфорта поменялись ролями Между отдельными планетами процветают доверительные добрососедские отношения духе Сдохни ты сегодня, а я завтра, которые выливаются во взаимные превентивные экстерминатусы. Имеют место две валюты чатлы и кц Кц это какоето из веществ, входящих состав обыкновенных спичечных головок, используется то ли как аналог спайса то ли просто для обозначения статуса, но любом случае охуенно дорогое По словам Скрипача, гравицаппа стоит 2200 чатлов, а по словам Уэфа, гравицаппа стоит половину кц Таким образом, среднерыночная стоимость кц 4400 чатлов при этом атмосфера для целой планеты стоит 93 чатла Обе валюты имеют исключительно наличное хождение. Малиновые штаны и пацак должен два раза приседать, и чатланин ку делать, и эцилопп представитель власти не имеет права бить тебя по ночам Никогда. Сейчас мы нажимаем на контакты и перемещаемся к вам Но если эта машинка не сработает, тогда уж вы с нами переместитесь, куда мы вас переместим Идёт Нет, нельзя Надо знать Да можно Родной. Значит, макароны вы понимаете, маймуну понимаете, а что такое посольство, бедненькие, не знаете. Небо Небо не видело такого позорного пацака как ты, Скрипач Я очень глубоко скорблю.

К правительству лететь гравицаппу надо иметь Правительство на другой планете живёт, родной. Когда у общества нет цветовой дифференциации штанов, то нет цели А когда нет цели Ладно, кончай философствовать. Они перед видеоПэЖем не кукукали Чего ты уставился Чего ты уставился Щас как сообщу твоему начальству, что ты знал и бездействовал, тебя транклюкируют нахрен Я не бездействовал, я сразу на капу нажал Скрипач свидетель. Я капу нажал он улетел А скрипач не нужен, родной, он только топливо жрёт. Strangers in the Ку звучащая фильме пародия на песню Strangers in the. В пиратской русифицированной версии StarCraft зилотов надмозги обозвали пацаками, драгунов чатланами, шаттл пепелацем, а фотонную пушку транклюкатором. В моде Mistake of Pythagoras для HalfLife 2 на некий город нападают пепелацы и летающие мясорубки из параллельного мира. IRL слово задний значении последний используется словенском и сербском языках. На выезде из города Анапы, станице Анапская существует ночной клуб Пепелац Перед входом который стоит.

Новое детище Данелии пересказ на новый лад aka ремейк, только выполненный при помощи анимации Сюжет переписан соответствии с современными реалиями олдфаги негодуют Денег было мало, снимали долго, выпустили только апреле 2013 На удивление оказался едва ли не вином Так, туда попали некоторые сцены, которые были выпилены из оригинального сценария Например, вернулись фитюльки чикитачикитачикитачикитача третья раса алиенов и торговец космической пылью По стилистике почти вылитый Машинариум. Босой Странник, отличие от фильма, тудаобратно доставить героев вполне себе может, но не хочет, не желая содействовать контрабанде. Роман Кин В Избранное М Советский писатель, 1965, 392 стр OCR под утро родился мальчик, вагон придумывал имена и ругал бабу за дурость Но самое плохое началось от Иркутска Здесь надо было слезть с поезда и идти губчека брать визу на проезд Дальневосточную республику В Иркутске они с руганью, с клятвами, с воплями сели теплушку, которой ехала труппа артистов политотдела Нской дивизии Труппа ругала их всю ночь и весь следующий день, вплоть до Верхнеудинска, пока не выбилась из сил Они сначала пробовали огрызаться, но потом замолчали и сидели растерянные, мрачные, думая о том, что жизнь всетаки тяжелая штука По утрам первый просыпался режиссер Он спускал с нар толстые ноги необъятных штанах и, зевая, скреб щетину на щеках и подбородке Потом он толкал исполнителя комических куплетов потертую, презираемую труппе личность и посылал за кипятком Просыпался трагик и шел пить чай со своим мешочком сахару Это был сосредоточенный, жилистый, желчный человек Он изводил всех, устраивал скандалы и бил по лицу комическую старуху, когда у него пропадали селедка или сахар Весь мир был слишком плох для него вагон трясет, из двери дует, личность не уважают Матвеев с любопытством смотрел на него, удивляясь, что человек может быть такой скотиной Потом просыпался весь вагон, кашляя и жалуясь Разжигали печь, пили чай, рассказывали сны Женщин было три две молодых и одна старуха У старухи было красивое с крупными чертами лицо и молочнобелые волосы От лучших дней она сохранила заботу о внешности, и когда трагик бил ее, она старалась только, чтобы он не попадал по лицу А Чите случилось чудо Им достался громадный вагонклуб, переделанный из классного Они сами толком не понимали, как это вышло В партийном комитете, где они получали командировки Хабаровск, к ним подбежал взволнованный человек армейской форме и стал горячо убеждать их, чтобы они взялись сопровождать вагонклуб до Хабаровска и сдать его стоявшему там бронепоезду Они высокомерно согласились и, ликуя, побежали на станцию Снаружи вагон был раскрашен, как детская книжка Тут были нарисованы и рабочий, и крестьянин, и негры, и социализм, и большая зеленая змея с красными глазами Это их потрясло и наполнило тщеславием Не каждому приходится ездить таком вагоне Внутри тоже было неплохо Посреди стояла массивная, добрая печь, огромная, точно дом К левой стене прислонился исцарапанный рояль какойто осел написал на клавишах химическим карандашом разные непристойности, очевидно загнав на это уйму труда и времени Рояль был бесконечно старый, его рыжие ноги шатались, но он крепился коекак и покорно нес свою судьбу павший аристократ среди дюжих плебеев На голой стене висел плакат, изображавший небрежно одетую девушку с красным флагом, которой Безайс подрисовал усы и бороду, говоря, что ему неудобно раздеваться при женщинах В передней стороне вагона возвышалась сцена со всем необходимым с суфлерской будкой, с занавесом и отличными декорациями зимнего леса Они выехали из Читы, и первое время все шло хорошо Они слонялись по вагону, удивляясь его размерам, лазали суфлерскую будку, закрывали и открывали занавес По вечерам они садились около горячей печки и долго разговаривали, умиротворенные своим необычайным счастьем За окнами летела белесая мгла и огненные брызги Колеса отбивали каждый шаг их глухого пути, конец которого терялся далеко, за Хабаровском, за лесными массивами, каменных увалах, где зверь, встречаясь с человеком, прямо смотрит ему глаза Тут по вечерам они оттаивали и говорили друг другу то, о чем обычно мужчины молчат, самое задушевное, сохраняемое только для себя У них было одно общее слово, которое связывало их почти кровным братством, нем звучало эхо старых, ушедших годов В памяти вставали люди косоворотках, старомодных пиджаках, имена которых звучали, как клятва, и Безайс чувствовал, что на его мальчишеское, с веснушками, лицо падает их большая тень А потом начались несчастья Сначала у паровоза отлетел кусок трубы Этот случай они встретили бодро, бегали смотреть и долго обсуждали, как это случилось Потом лопнул какойто шатун, за ним сломался клапан, а дальше паровоз начал разваливаться на куски каждый день чтонибудь ломалось Это было скучно и очень обидно Его немного чинили и потихоньку ехали дальше Потом дали другой паровоз, но тут начались заносы, опоздания, ремонт пути Дорога растягивалась, как резина по расчетам, они давно уже должны были быть Хабаровске, а поезд еще кружился по безвестным полустанкам, между гор и снега, и казалось, что Хабаровска нет вовсе, что рельсы идут бесконечность, мороз и туман Первые дни они стояли у окна и любовались природой Их глаза, привыкшие к широкому размаху русских полей, поражало это обилие камня и леса Все здесь имело определенный чистый цвет, без полутонов Небо было густоголубого, василькового цвета, лес зеленел сочной зеленой краской на коричневом камне Они старались не пропустить ничего и, прижавшись к стеклу, удивлялись каждой мелочи Так прошли первые дни, а потом наступила дикая скучища, которая сводила челюсти зевотой и разламывала плечи Делать было совершенно нечего Вагон, рояль, сцена были исследованы ими до последних деталей День проходил одуряющем безделье и бессмысленно кончался густых сумерках, когда оставалось последнее спасение спать Безайс сердился и бренчал на рояле до полного изнеможения Все вокруг было знакомо, привычно и раздражало бесконечным повторением К концу первой недели Матвеев почувствовал, что больше не может смотреть окно Знаешь, старина, сказал он както, это уже сотая по счету гора с одинокой сосной, и они мне до смерти надоели Невозможно повернуться, чтобы не наткнуться на какуюнибудь природу Мне нужно совсем немного какойнибудь цветочек или бабочку, а тут ее бог знает сколько Это был удар спину Но Безайс крепился еще несколько дней, а потом тоже бросил, надоело Я буду больше спать, изо всех сил, заявил Матвеев Сразу после обеда он направлялся к печке, сваливался на шинель и лежал несколько часов, разложив около себя для экономии движений табак, бумагу и спички Глупо стоять, когда можно сидеть, говорил он, но еще глупее сидеть, когда можно лежать Потом он так втянулся это занятие, что лежал почти весь день Безайс пробовал, но не мог Это было началом разложения, которое первое время заставляло их стыдится друг друга и выдумывать жалкие оправдания Они так обленились, что дошли до той ступени, когда не хочется ни умываться, ни одеваться, ни думать, когда каждое движение вызывает страдание Безайс уже несколько дней собирался выдернуть из двери гвоздь, о который попеременно рвал то левый, то правый рукав, но не мог найти себе решимости, и гвоздь оставался на прежнем месте Особое отвращение стала внушать им громадная печка, которую надо было растапливать по утрам Эта печка была их проклятием, потому что требовала за собой непрерывного ухода Рано утром надо было наколоть лучину, положить дрова и затем около получаса ползать вокруг нее на четвереньках, раздувая огонь Наперекор всему дым сначала шел не вверх, а вниз, вызывая удушливый кашель Когда дрова разгорались, трубе таял набившийся за ночь снег и заливал огонь Приходилось начинать снова Казалось, печь была поставлена наказание, и они возненавидели ее от всего сердца Один раз они взбунтовались и не топили печь, но им пришлось сдаться после обеда, когда вода котелке покрылась тонким слоем льда Матвеев по утрам осторожно высовывал лохматую голову изпод одеяла и начинал вставать Вставал он по частям сначала отрывал от пола голову, затем руки, спину и все остальное Если ничто не мешало, то через полчаса он был уже на ногах Страдальчески морщась, они растапливали печь и пили густой кирпичный чай Это несколько поднимало настроение Отругав железную дорогу, Безайс, еще сонный, прицеливался на рояль и пробирался к нему, раскачиваясь от толчков вагона Исцарапанный рояль на всех своих опозоренных клавишах издавал одинаковый хриплый, простуженный бас Под руками Безайса он рычал и взвизгивал с таким естественным отчаянием, что Матвееву становилось не по себе Да брось ты, дурак Ведь все равно ни одной ноты не знаешь кричал он Безайсу Что он тебе сделал, этот рояль Оставь его покое Вот я приду сейчас и разделаюсь с тобой Хотел бы я посмотреть, как ты разделаешься, отвечал Безайс, не оборачиваясь, зная, что никакие силы не заставят Матвеева встать Если тебе не нравится, то выйди покурить на площадку А я не оставлю рояля до тех пор, пока он не подожмет хвост Это повторялось ежедневно, до тех пор, пока рояль действительно не сдался Безайс подобрал какойто бесформенный, истерический мотив, который поражал своим необычайным уродством Марш покойников, так они назвали его В нем не было ни начала, ни конца, истерзанные ноты рвались и падали, как удар по голове Достигнув этой цели, Безайс оставил рояль и совершенно не знал, чем ему заняться Матвеев, когда ему надоедало лежать, вытаскивал записную книжку, полученную подарок от политотдела дивизии, и принимался записывать дорожные впечатления Это было нелегким делом, потому что никаких впечатлений не было Он раскачивался, обхватив колени руками, сосал карандаш и щурил глаза Наконец он шумно вздыхал и записывал За окном вагона развертывается прекрасная панорама дикой и своеобразной природы Могучая флера и фауна Природная добросовестность брала нем верх, он зачеркивал фауну и продолжал невольно возбуждает жажду деятельности и борьбы Все идет прекрасно Услышав позади шаги подкрадывавшегося Безайса, поспешно добавлял если не считать балбеса Безайса, который подглядывает и сопит у меня над левым ухом, уверенности, что я его не замечаю Гоп кричал ему на ухо Безайс Матвеев вскакивал, хватал его за шею, стараясь подмять под себя Оба сваливались на пол и через несколько минут клубком катались по всему вагону Из их карманов дождем летели карандаши, патроны и деньги Устав, они вставали и рассаживались на своих постелях Если бы мне удалось хорошенько схватить тебя за шею, говорил Безайс, тяжело дыша, то я бы тебе показал Ты бы тогда узнал, как ставить людям подножки и хватать за рукав, который и так еле держится Надо было бы мне сразу взять тебя крепче за шею, и тогда ты не мог бы пальцем пошевелить Что же ты не хватал спрашивал Матвеев Тебе хотелось бы, чтобы я сам просунул ее тебе под мышку Да В следующий раз схвачу, и тогда увидим, чья возьмет, отвечал Безайс, ползая по полу поисках вылетевших из карманов вещей А поезд несся вперед со скоростью, принятой двадцать первом году, подрагивая на стыках рельсов, замедляя ход на скрипящих под тяжестью деревянных мостах Убегали назад сверкающие льдом утесы, кедровая тайга, голубые пики гор За последним вагоном вилась легкая дымка сухого, колючего снега. В это утро Матвеев проснулся прекрасном настроении За окном светило солнце, зажигая на снегу блестящие искры Молочнобелые пики гор мягко выделялись на синем, точно эмалированном небе Не хотелось верить, что за окном вагона стоит сорокаградусный мороз, что выплеснутая из кружки вода падает на землю звенящими льдинками Матвеев открыл один глаз, потом другой, но снова закрыл их Вставать не хотелось Он помнил, что Безайс будил его за какимто нелепым делом Смутно он слышал, как Безайс спрашивал его, сколько будет, если помножить двести сорок на тридцать два Минут на десять Безайс успокоился, но потом опять разбудил его и стал убеждать, что он лентяй, лодырь и что сегодня его очередь топить печь, потому что позавчера Безайс вымыл стаканы без очереди С печкой у них был сложный счет, и они постоянно сбивались Потом Матвеев опять заснул и ничего уже не помнил Спать он любил, как любил есть, как любил работать Он был здоров и умел находить во всем этом много удовольствия В строю он всегда был правофланговым, а когда надо было перетащить шкаф или выставить из клуба хулигана, то всегда звали его Он смотрел на мир со спокойной улыбкой человека, поднимающего три пуда одной рукой У него было широкое, с крупными чертами лицо одно из тех, которые ничем не обращают на себя внимания С некоторого времени начала пробиваться борода отовсюду росли отдельные длинные волосы, и каждый волос завивался, как штопор Тогда он завел ножницы и срезал бороду начисто Он снова открыл глаза и увидел Безайса, сидевшего на ящике спиной к нему Безайс читал чтото Матвеев потянулся, рассеянно скользнул глазами по плакатам, по стенам вагона, залитым солнечным блеском Печка гудела, и веселый огонь рвался из полуоткрытой дверцы В этот момент Матвеев снова взглянул на Безайса и вдруг опешил Он отчетливо видел, что Безайс с увлечением читал его записную книжку клеенчатом переплете, с застежками, с надписью углу Товарищу Матвееву от Нского политотдела Сначала он был так поражен, что остался лежать неподвижно Потом одним движением он вскочил с пола, кинулся к Безайсу и вышиб ногой ящик изпод него Безайс упал на пол, Матвеев нагнулся и вырвал у него книжку из рук Мельком он взглянул нее и понял, что все пропало Надо было проснуться раньше Тяжело дыша, Безайс поднялся на ноги Это я считаю подлостью бросаться на человека сзади, сказал он, трогая затылок Скотина Сам скотина Ты что, с ума сошел Поговори еще Сам поговори У Матвеева не хватало слов черт знает почему Он едва удерживался от желания снова ударить Безайса Они молча постояли, глядя друг на друга Безайс выпятил грудь Могу ли я узнать, товарищ Матвеев, сказал он с преувеличенной и подчеркнутой вежливостью, о причинах вашего поведения Не сочтите мое любопытство назойливым, но вы расшибли мне затылок Матвеев промолчал, придумывая ответ Ничего не выходило Дура собачья, сказал он с ударением Он спрятал книжку карман, отошел к другому ящику и сел Безайс враждебно глядел на него Чтоб этого больше не повторялось Чего Этого самого Чтобы ты не совал нос мои дела Коммунисты так не делают Нечестно читать чужие письма или записные книжки Заведи себе сам дневник и читай сколько угодно Очень оно мне нужно, твое барахло Я читал ее через силу, эту ужасную чепуху о цветочках Кстати, почему ты пишешь между протчем Думаешь, что так красивее Хочу и пишу Нуну А о коммунистах ты, пожалуйста, оставь Нечестно Эта мораль засижена мухами У коммуниста нет таких дел, о которых он не мог бы сказать своему товарищу Он общественный работник, и у него все на виду А когда влюбится обыватель, он распускается и пишет дневники даа и бросается на людей и вообще становится ослом Матвеев хмуро посмотрел на него Вот я сейчас встану, сказал он, плотоядно облизываясь Ты бы закрыл рот, знаешь А она хорошенькая Отстань Тут он обиделся совсем Спорить было невозможно, потому что Безайс имел необычайный дар видеть смешное во всем и мог переспорить кого угодно А Матвеев не умел сразу найти острый и обидный ответ Потирая руки, он начал его выдумывать Поезд несся мимо туманных гор, дрожа от нетерпения На стыках рельсов встряхивало, и толчок отдавался рояле долгим гудением, Безайс хотел было заняться чемнибудь, но случайно потрогал шишку на голове, и это растравило нем сердце Ах, скот прошептал он Он откашлялся и сел против Матвеева У тебя, однако, тяжелый характер, начал он, ликуя при мысли, как он его сейчас отделает Мне, мужчине, приходится тяжело, а что же будет с ней, с этим прекрасным, нежным цветком, который наивно тянется к любви и свету С цветами, брат, обращение особое Надо уметь Дай тебе, такому, цветок много ли от него останется Матвеев мужественно молчал и разглядывал валявшийся на полу окурок Ты сейчас влюблен, продолжал Безайс, и я понимаю твои чувства Влюбленный обязан быть немного взволнованным, но ты, помоему, чересчур серьезно взялся за дело Бросать человека головой на пол, вот еще новая мода Если ты целовал ее локон, смотрел на луну или немного плакал по ночам, я бы слова тебе не сказал Пожалуйста Но расшибать людям головы это уже никуда не годится Это что каждый день так будет Я чувствую, что такой образ жизни подорвет мое здоровье, и я зачахну, прежде чем мы доедем до Хабаровска А когда придет моя мать и протянет к тебе морщинистые руки и спросит дрожащим голосом, что стало с опорой ее старости, что ты ответишь ей, чудовище Ладно, я отдам ей все, что от тебя останется Он взял чайник, налил его водой и поставил на печь Что бы там ни было, но завтракать надо всегда Он нарезал хлеб, достал ветчину, яйца и разложил все на ящике Потом он взялся мыть стаканы, Безайс следил за ним, он вымыл два стакана Кончив с этим, он сел и принялся есть Безайс подумал немного и тоже подсел к ящику Завтрак прошел молчании Они делали вид, что не замечают друг друга На Безайса все это начало действовать угнетающе После завтрака он отошел к окну и рассеянно стал смотреть на бегущий мимо пейзаж Камень выпирал отовсюду красный, как мясо, коричневый, с прожилками, жженого цвета, иссеченный глубокими трещинами Бок горы был глубоко обрублен, и слои породы лежали, как обнаженные мускулы В лощинах росли громадные деревья, мох свисал седыми клочьями с веток, по красноватой коре серебрилась изморозь С гор сбегали вниз по склонам крутые каскады льда, и солнечный свет дробился них нестерпимым блеском Здесь все было громадно, необычайно и подавляло воображение Безайсу было не по себе Он не чувствовал себя виноватым, гораздо хуже бросаться на человека сзади, когда он этого не ожидает Ему впервые пришлось столкнуться с такими тонкостями, как записная книжка, но он заранее осудил их Она подвернулась ему под руку, и он открыл совершенно спокойно, как свою Но когда он был сыт, он не умел сердиться и после завтрака всегда чувствовал приступ добродушия Он отвернулся от окна и пошел долбить на рояле бесконечный мотив Потом он положил на пол спичечную коробку, вынул свой нож и начал бросать его, стараясь пригвоздить коробку к полу Раньше нож отлично помогал ему убивать время, но теперь это было похоже скорее на тяжелую работу, чем на развлечение Поезд внезапно стал Пришел озябший народоармеец и позвал их грузить дрова на паровоз Они молча оделись и вышли От паровоза до поленницы дров стояла цепь, и от человека к человеку быстро передавали обледеневшие поленья Безайс и Матвеев заняли места цепи, провалившись снег выше колен, и принялись за работу Ветер резал кожу, как нож Через час дрова были нагружены, и все бегом бросились к поезду Они прибежали вагон, измученные и замерзшие Подбросив дров, они присели к огню и вытянули руки Около дверцы было мало места, и они сидели почти вплотную Я устал как собака, нерешительно сказал Безайс Я тоже, поспешно ответил Матвеев От такой погоды можно сдохнуть И через полчаса спросил его Я не очень двинул тебя тогда, утром Не очень, ответил Безайс Потом они молчали до самого вечера, когда Матвеев, сидя около раскаленной печки, рассказал ему все с самого начала Это было длинно он рассказывал, не упуская малейших подробностей, объясняя каждое свое движение Он боялся, что Безайс не поймет самого важного и будет считать его ослом Все было необычайно важно и хруст шагов, и морозное молчание ночи, и слабое пожатие ее тонких пальцев В клубе, Чите, когда совершенно нечего было делать, ему сунули билет на студенческий вечер Зевая, он одевался, изгибаясь, чтобы разглядеть, что у него делается сзади, и убеждал Безайса идти вместо него, чтобы не пропадал билет Безайс идти не хотел В большой зале, увешанной сосновыми гирляндами и флажками, бестолково толкался народ Распорядители с большими красными бантами панически бегали по зале Потушили свет, потом зажгли снова, изза занавеса высунулось загримированное лицо и попросило передать на сцену стул Стул поплыл над головами Снова потух свет, и началась пьеса К рампе расхлябанной походкой вышел высокий, щедро загримированный студент и длинном монологе объяснил, что его заедает среда Тут Матвееву захотелось курить, и он вспомнил, что забыл папиросы внизу, кармане пальто Он спустился за ними, пошел курилку, а когда вернулся залу, его место было занято Тогда он пошел читальню, сел угол и стал читать газеты Тут, читальне, он встретился с ней, и потом всякий раз, думая о первой встрече, он вспоминал ее строгий профиль на фоне плакатов и надписи Просьба не шуметь Его способ ухаживать за женщинами был однообразен и прост Он пробовал его раньше, и если ничего не удавалось, то он сваливал все на обстоятельства Ему казалось, что женщина не может полюбить простого, обыкновенного мужчину Он считал, что мужчина, для того чтобы нравиться, должен быть хоть немного загадочным Сам он загадочным не был он был слишком здоров для этого Но, ухаживая за девушками, он старался казаться если не загадочным, то по меньшей мере странным Нет, говорил он, цветы мне не нравятся, у них глупый вид Музыка И музыка мне тоже не нравится Но она сразу смешала ему игру Ты медведь, сказала она, когда они, взявшись под руку, вышли коридор Вот ты опять наступаешь мне на ногу Это она первая назвала его на ты Я не привык ходить с женщинами, ответил он Отчего Да так както выходило Может быть, они с тобой не ходили Нет, мне самому они не нравились Она мельком взглянула на него Это очень однообразно, все так говорят А Семенов говорит даже, что на женщин он не может смотреть без скуки Кто такой Семенов Один человек, такой белобрысый Ты его не знаешь Он очень пошлый парень, и у него мокрые губы Матвеев задержал шаги Откуда ты знаешь, какие у него губы Она тряхнула стрижеными волосами Не все ли тебе равно Он лез целоваться Ну, а ты Я его ударила Матвеев говорил, что самое красивое ней были глаза темные, с длинными ресницами Они ударили мне голову, объяснял он Из полуоткрытой двери на ее лицо сбоку падал свет У нее были черные волосы, остриженные так коротко, что шея оставалась совершенно открытой Она нравилась ему вся и ее смуглая кожа, и небольшой, яркий рот, и стройная фигура Они прошли несколько шагов По щеке спросил он машинально Нет, по лбу, он успел отвернуться Но ты, однако, любопытный Вот чего про меня нельзя сказать Заметь я даже не спросил тебя, что ты делаешь здесь, Чите Я учусь институте и работаю женотделе, мастерских Читавторая Но сама я из Хабаровска и скоро еду туда Там у меня мать Вот как, сказал он, чтото обдумывая Когда ты едешь Послезавтра Ты никак не можешь поехать позже Через неделю Нет, не могу Они ходили по коридору под пыльным светом электрической лампочки и разговаривали Она держала его под руку, курила и смеялась громко, на весь коридор На них оглядывались, улыбаясь, и Матвеев чувствовал себя немного глупо Наплевать, сказала она, пускай смотрят Я ругалась райкоме пострашному, говорила она немного позже, чтобы меня не назначали на эту работу Не люблю я возиться с женщинами ужасно Вечные разговоры о мужьях, о детях, о болезнях, надоело Особенно о детях Как только их соберется трое или четверо, они говорят о родах, о беременности, о кормлении И оторвать их от этого прямо невозможно Это нагоняет на меня тоску Я не люблю детей А ты Он както никогда не думал об этом, любит он их или нет Но он довольно охотно щекотал их под подбородком или подбрасывал вверх, если они не плакали Они приходят сами, сказал он уклончиво, как дождь или снег И с этим ничего нельзя поделать Она засмеялась Можно Но мне приходилось слышать, что женщины находят этом удовольствие У меня есть даже подозрение, что я любил бы своего ребенка толстую, розовую каналью коротких штанишках Впрочем, до сих пор я свободно обходился без него Да, тебе он, может быть, и понравился бы, потому что тебе не придется носить его девять месяцев и кормить грудью У меня нет груди, ответил Матвеев легкомысленно Действительно, большое горе Но тут дело не только кормлении Ребенок это семья А семья связывает У тебя пальцы горячие, сказал он, очень горячие Отчего это В зале аплодировали и двигали стульями На сцену вышел актер широкой блузе с бантом и престрогим тоном прочел стихи о том, что смех часто скрывает слезы и бичует несправедливость Потом он запел комические куплеты на местные темы В Испании живут испанцы, А у нас наоборот Домой Матвеев вернулся какомто расслабленном состоянии, полный смутной радости и новых слов Безайс не спал он сидел углу с палкою около крысиной норы и зашипел на Матвеева, когда тот вошел Большая крыса лежала на стуле, вытянув усатую добродушную морду и свесив голый хвост По комнате тяжело плавал табачный дым Ты их распугал, сказал Безайс, вставая Топает тут Эту я убил, а другая удрала У нее чертовски крепкое телосложение, я так хватил ее по голове, что она завертелась А потом встала и ушла домой, к папе и маме Интересно, как они проходят через каменный пол Ну, как у тебя Ничего, ответил Матвеев, застенчиво хихикая Ничего особенного И после некоторой паузы спросил Ты любишь детей, Безайс Ты хочешь меня купить спросил Безайс подозрительно Новый анекдот какойнибудь Вовсе нет Мне просто пришло голову, что дети это неизбежное зло Безайс был какомто некстати приподнятом настроении Матвеев лег на свой стол и не говорил больше ничего В памяти отчетливо запечатлелось ее лицо с поднятыми на него глазами и смеющимся ртом так она смотрела на него, когда они прощались у дверей общежития На другой день вечером он пошел к ней В ее комнате, где она жила с двумя подругами, было холодно и неуютно На полу валялся сор, пахло табачным дымом, со стены строго смотрел старый Маркс Подоконник был завален бумагой и немытой посудой Девушки, все три, были одеты одинаково, темные юбки и блузы с карманами, и это сообщало всей комнате нежилой, казарменный вид Одна из них, курчавая, пенсне на коротком круглом носу, лежала на кровати с молодым парнем, и они вместе читали одну книгу В комнате был дым, топилась низкая безобразная печка, протянувшая форточку ржавую трубу На улице слабо переливался звездный свет Они шли рядом, тесно переплетя пальцы Неизвестно зачем Матвеев заговорил вдруг о своем детстве, о том, как выдрали его первый раз и, рычащего, бросили угол на кучу стружек о том, как отец после получки пьяный приходил домой, останавливался посреди комнаты и говорил с достоинством Одна минута перерыва Топпай, топпай, шевели ногой И с веселым презрением плевал на пол Потом он стал рассказывать, как споили его пьяные мастеровые, бросили вечером посреди улицы, и собаки лизали ему лицо и руки Он внезапно замолчал на полуслове Зачем я это все рассказывал подумал он Точно хочу ее разжалобить Несколько шагов они прошли молча Они живы у тебя спросила она Живы А у меня жива только мать Отец умер Ну, я ей не давала такой воли, попробовала бы она меня побить А что бы ты с ней сделала Я Не знаю Да она сама не посмела бы Мать меня побаивается О, я с ней не развожу нежностей Лучше разговаривать с ними прямо Я ей так и сказала Мама, ты меня связываешь по рукам и ногам Это когда она начала говорить, что я прихожу домой час ночи Я от тебя уйду, потому что ты не понимаешь моих запросов У меня есть работа, есть новая среда, и я буду приходить домой, когда хочу Она, конечно, начала плакать Я, говорит, твоя мать, я тебя родила Несколько дней шел этот скандал Мама, сказала я ей, я ведь не просила меня рожать Это вы с папой выдумали, а я тут ни при чем А этот день совсем не пришла домой, ночевала клубе На другое утро она была как шелковая Ну, и как же теперь Никак Я ее не замечаю Матвееву чтото не нравился этот разговор Родители были его слабым местом Всякий раз когда он приходил домой, низкие комнаты с тополями и вишнями под окнами, ему становилось както совестно и тоскливо Отец поседел и ходил шаркающей походкой, у матери опухали ноги Когда жизнь прожита и старость глядит выцветшими глазами, что еще делать людям, как не гордиться сыном Вокруг него семье установился культ обожания, и Матвеев чувствовал всю его тяжесть На каждом митинге, где он выступал, он видел отца мешковатом праздничном пиджаке и мать шали с цветами они сидели смешные, торжественные, распираемые гордостью за своего необыкновенного, умного сына Их жизнь брела сумерках, нетопленных комнатах, и карточки на керосин, на хлеб, на монпансье стояли неутомимыми призраками Отец все еще работал мастерских на своей собачьей работе, которая выжимает человека, как мокрое белье Мысль о сыне помогала им жить Матвеев знал, что мать собирает черновики его тезисов и по вечерам за морковным чаем долго читает отцу о системе клубного воспитания или работе с допризывниками Он ничего не мог им дать, его время и мысли целиком отнимала работа, и перед стариками Матвеев всегда чувствовал себя неловко и совестно И он перевел разговор на другую тему У вас, Хабаровске, тоже такой мороз, как здесь Нет, у нас теплей Но у нас ветер и туманы Осенью бывает плохо туман такой густой, что ничего не видно Здесь я мерзну ужасно, у меня сейчас пальцы, как лед Я их согрею, сказал Матвеев решительно Он взял ее руки, прижал к губам и стал согревать их дыханием Она не отнимала их у него Тогда он быстро нагнулся и поцеловал ее холодные губы Она слабо вскрикнула Можешь меня ударить, сказал он, тяжело дыша Я не буду отвертываться Не знаю, как это получилось, говорил он Безайсу, точно меня ктото толкнул Она молчала, ожидая, что он опять поцелует ее Но у него не хватало духа Он переступил с ноги на ногу Ты думаешь, что это очень хорошо спросила она Это не плохо, ответил он, робко ежась, совсем не плохо Мне еще хочется Она не испугалась и не рассердилась, ее глазах дрожали любопытство и смех Ты будешь говорить, что ты меня любишь Да, ответил он Я тебя очень люблю больше всего Ты мне важнее всего на свете Но он всегда был немного педантом Кроме партии, добавил он добросовестно Она засмеялась Я не верю этому Так никогда не бывает Нельзя влюбляться с первого взгляда, а если можно, то этого надо избегать Самое важное жизни это сначала работа, потом еда, потом отдых и, наконец, любовь Без первых трех вещей жить нельзя, а без твоих поцелуев я могла бы обойтись А я не мог бы Но ведь до прошлого вечера ты даже не видел меня Как же ты обходился Ну, что из этого Если я увидел тебя позавчера, я тогда и влюбился бы Правда Честное слово Дверь открылась Вышла группа девушек, смеясь и переговариваясь Они спустились с крыльца и пошли, оглядываясь на Матвеева Слушай, сказал он, нагнувшись вперед, я скажу все сразу Давай покончим с этим Через неделю я еду Хабаровск, а оттуда на юг, Приморье Едем вместе Она смотрела на него, и звездный свет отражался ее глазах Милая, поедем Я не буду тебя обманывать, конечно, я уеду и без тебя Но я буду очень счастлив, если ты согласишься Может быть, это не самое важное, но для меня это очень важно Он схватил ее за плечи и встряхнул так, что голова ее откинулась назад Она молчала Тогда он прижал ее к себе и несколько раз, не разбирая, поцеловал лицо и пушистую беличью шапку Но ты совсем не знаешь меня, прошептала она Он добрался до ее шеи, и теплая кожа мягко поддавалась его губам Чепуха, сказал он взволнованно Мы еще увидим хорошее время Это почему пуговица тут Ты знаешь я не девушка, сказала она еще тише Мне это все равно, ответил он Но, рассказывая Безайсу, он пропустил все это Он не придавал большого значения таким вещам, но думал, что лучше не болтать о них Потом они ходили всю ночь по морозным, звонким улицам и целовались Он ощущал, как бьется ее сердце у него под рукой, и чувствовал себя способным на отчаянные вещи Он был так полон счастья, что сначала отвечал ей невпопад А она говорила о их будущей жизни, о любви, о работе Он кивал головой и соглашался со всем Ждать Матвеева она не могла У нее был уже взят билет, и знакомый комиссар обещал довезти ее до самого Хабаровска Это необходимо, сказала она, когда Матвеев начал просить ее ехать вместе, и он замолчал, почувствовав, что лучше не спорить Было решено, что Матвеев встретит ее Хабаровске, и оттуда они поедут дальше, Приморье Институт подождет, сказала она смеясь Потом они заговорили о Москве, о том, как хорошо будет приехать туда, когда кончатся фронты, чтобы вместе учиться, ходить театры и готовить обед на примусе Если можно было, сказала она, я бы хотела жить на разных квартирах Так мы никогда не надоели бы друг другу Я приходила бы к тебе, ты ко мне Правда Помоему, это было бы отлично, ответил он, искренне стараясь поверить это Было плохо только одно, но тут был виноват он сам У него никак не выходили нежные слова, он не умел их выговаривать Он называл ее дорогой и милой, но это были суконные, пресные слова, которыми можно назвать даже кошку Несколько раз он порывался сказать какоенибудь глупое слово ну, пусть даже сердечко или солнышко, но ничего не выходило Он боялся, что это будет смешно Было темно, и потухали фонари, когда они снова остановились у ее дверей Ну, прощай, сказала она, отворяя дверь Очень поздно, скоро рассвет Ты не забудешь адреса Хабаровске Приходи завтра вечером еще, я буду ждать До свидания, дорогая Но ты забыла сказать мне об одной мелочи О чем Ты не помнишь Нет, я даже не знаю Что ты меня любишь Ты так и не сказала мне этого Она прижалась к нему Очень люблю Ты доволен Да Ну, покойной ночи, моя Он запнулся Моя дорогая, сказал он, сердясь на себя.

 

© Copyright 2017-2018 - academy-schools-7.ru